May 24th, 2016

Дмитрий Скворцов

Каревину - 50!

Для меня великая честь называться его другом.

Он один из тех немногих (Л.Гумилёв, Н.Ульянов, Д.Корнилов и собственно А.Каревин), кто переформатировал мой мозг "націонал-демократа". Вернее, завершил сей болезненный процесс.

Славянофилом, почвенником я - пересроечный либерал конца 80-х - стал уже к году, эдак, 94-му. Но вплоть до 2005-го верил в теорию "трёх братских народов" и из которой следовало, что раз есть украинский народ, следовательно должно быть у него и национальное государство (пусть и максимально дружественное и союзническое с Россией). Поэтому я был и противником придания русскому языку положения второго государственного, выступая за его региональный статус.

Так было пока я в тот же год не наткнулся на книгу Александра Каревина «Русь нерусская».

Квалифицированнейший историк, работающий преимущественно с первоисточниками (что для украинской историографии нонсенс), Александр Каревин в своей книге «Русь нерусская» на неопровержимых фактах доказал, что украинский литературный язык – не просто искусственное образование, а редчайшее искусственное образование. Во-первых, создавалось оно не для объединения народа, а для его разъединения (признания «отцов» «мовы» приводятся в книге в массовом количестве). Во-вторых – и это, пожалуй, тоже уникальный случай в истории – творилось инородцами: поляками при всемерном административном содействии австрийцев (и здесь также бездна документов, начиная с 30-х гг. XIX в.). Нетрудно догадаться, что создавалась «солов'їна» для столь же искусственно выводимого особого типа народности – антирусских. Не «соловейків-розбійників», конечно, а вполне благонадёжных граждан австрийской империи, которые во втором уже поколении стали вырезать и сдавать в первые европейские концлагеря своих же не желавших порывать духовную связь с русским миром соотечественников. Так система стала саморегулирующейся – искусственный отбор превратился в естественный: новый тип человека (назовем его украинцем) постепенно занял доминирующее положение в ареале русинского субэтноста.

В 1920-х эту польско-австрийскую систему переняли большевики (если не инородцы, то безродные), внедрив уже на территории проживания малороссов и новороссов. Власти же «самостийной» Украины вообще возвели первых братоубийц в герои, и, таким образом, примеры для новых поколений «саморегуляторов».

А сегодня Саша является для меня и образцом мужества. Иногда думаешь, а не смягчить характеристики всей этой клики? Но как послушаешь его в открытом публичном пространстве, сразу набираешься смелости.