November 10th, 2016

Дмитрий Скворцов

Звезда Российская, от Киева возсиявшая

В декабре 1651 года в местечке Макаров под Киевом в семье простого казака родился тот, пред которым склонятся четыре царицы.

Через 17 лет сын к тому времени уже сотника Саввы Григорьевича Туптало Даниил поступил в знаменитую Киево-братскую коллегию Петра Могилы. В этом «рассаднике духовного просвещения русского народа» незаурядные способности юноши сразу выделили его среди сверстников. «Но еще более отличался он своим благочестием и скромным нравом, которые удаляли его от всяких увеселений, свойственных его возрасту», – писал позже камергер императорского двора, литератор, историк, путешественник, почётный член Императорской академии наук Андрей Николаевич Муравьёв.

Не удивительно, что через несколько лет Даниил Тупталенко, «следуя раннему влечению своего сердца и проникнутый чтением отеческих книг», принял монашеский постриг. Таинство совершилось в Кирилловском монастыре на Сырце. Старостой этой обители стал к тому времени отец Даниила – новопостриженного Димитрия.

А в священники монаха Димитрия в 1675 г. рукоположил уже сам местоблюститель Киевской митрополии архиеп. Черниговский Лазарь Баранович. Причем владыка сам вызвал к себе инока. Будучи наслышанным о достоинствах Димитрия, владыка оставил его в своей епархии, особо нуждавшейся тогда в искоренении латинских веяний, оставшихся после унии и польской оккупации. Здесь создавался мощный интеллектуальный кулак противодействия «козням латинским»: архиепископ вызвал из Литвы видного богослова Иоанникия Голятовского; дал прибежище обратившемуся в Православие бывшему лютеранину, немецкому теологу, получившему известность уже под «русским» псевдонимом Адам Зерников (с ним будущий святитель Димитрий особо близко сошёлся, спустя годы покровительствуя в издании трудов друга против латинской ереси). Сам Лазарь Баранович – бывший ректор Могилянской коллегии – основал в 1674 г. Черниговское книгоиздательство.

В захолустном тогда Киеве (начало возрождению Матери городов русских положит через полтора столетия Николай I) – известность Димитрия не выходила за пределы круга монашествующих и интеллектуалов. Из Чернигова же молва о «златословесном учителе»* расходится во всём народе. Его наперебой приглашают для службы и проповеди епископы, монастыри и церковные общины Малороссии, Литвы и Беларуси.

Конец «шатаниям» иеромонаха Димитрия по Западной Руси положил гетман Войска Запорожского Иван Самойлович,

Collapse )