t_34_111 (t_34_111) wrote,
t_34_111
t_34_111

Как православным отметить годовщину унии

В связи с отмечаемой в конце октября на Украине годовщиной Брестской унии хотелось бы обратить внимание на мнение, которое всё чаще звучит и в православной среде – о том, что одним из факторов унии стало… непримиримое к ней отношение православных братств XVI-XVII вв.

Впервые эту парадоксальную мысль донёс до широкого круга диакон Андрей Кураев. Более того, он утверждает, что именно «волна мирянского активизма разрушила церковную жизнь» в русских воеводствах Речи Посполитой. Однако ссылается о. Андрей при этом на более чем сомнительных качеств историка Михаила Грушевского.

Древний рецепт

«Ставя себе высокие задачи и взывая к христианским и национальным чувствам земляков, братчики считали нужным и свою братскую жизнь в соответствии с тем поставить на высшую ступень, – писал в 1911 году профессор Львовского университета на австрийском жаловании о благочестии членов львовского братства. – Они решили отменить совсем братские пиры... Братчики должны были заниматься чтением добрых книг... следить за доброй жизнью своих членов, напоминать им, а непоправимых и упрямых из среды исключать (заранее просим прощения за известное косноязычие «патриарха нации», поверьте, в украинском оригинале оно ещё более ужасно, – Авт.). Весь устав их был проникнут духом веры и самоотречения.

Когда сей устав братчики предложили к утверждению Иоакиму, патриарх, насмотревшись перед тем на непорядки в украинской (sic!) церкви, был необыкновенно утешен таким высоким настроем и намерениями братьев. Он не только похвалил их порывы, но еще и предоставил им разные поручения и права перед тем неслыханные: чтобы они следили также за духовенством, о всяких беспорядках доносили епископу, а если бы епископ им противился и не поступал по закону – то и ему бы противились как врагу правды

Патриарх константинопольский Иеремия, что приехал два года позднее (в 1588 г., – Авт.), подтвердил си постановления...

По городам большим и меньшим люди начинают закладывать братства, или изменять давние по примеру львовского… и со львовской школы берут себе учителей, или посылают туда своих на выучку...

Успехи братского движения, однако, омрачала тяжелая туча недоразумений с духовенством и владыками… Те большие права против духовенства и епископов, которые дали львовскому братству патриархи, были очень опасным и ненужным подарком, потому втягивали братство в совершенно ненужную борьбу с духовенством и навлекли наряду с другими причинами также и большую беду – православные владыки начали искать себе защиты в католической церкви.

По издавна заведенному порядку… владыки привыкли править делами своей епархии как полные хозяева… Владыка, раз купив или испросив себе свою епархию у короля, привык править ею без контроля, никого не спрашивая, на никого не оглядываясь, кроме правительства. И вдруг какие-то мещане, которых и за людей не имел шляхтич-епископ (епископы должны быть из шляхтичей, такой порядок завелся) – простые мужики, сапожники, седельники, кожемяки, как отзывались владыки о братчиках, – берутся указывать владыке, как он должен править своей епархией! Как это было снести?!

Как только львовские братчики, исполняя поручение патриарха Иоакима, начали наводить порядки в среде тамошнего духовенства, сейчас же вышла у них из-за этого тяжелая ссора с владыкой Балабаном и совсем ненужная! ...Братчики перенесли свое дело с ним на решение константинопольского патриарха, а тот, послушав рассказы Иоакима о церковных непорядках на Украине (которая тогда называлась Русским воеводством, тогда как Украиной поляки называли окраинные земли Речи Посполитой в среднем Поднепровье, – Авт.), подтвердил все распоряжения Иоакима, укорил Гедеону за его споры с братством и пригрозил, что наложит на него анафему… Гедеон не прислушался к нему, проклял братство львовское, начал чинить ему всякие препятствия. А когда патриарх сей, Иеремия по имени, сам приехал на Украину, еще и здесь разобрал дело на месте, и стал решительно на стороне братства и вынул его из власти владыки, – владыка Гедеон тем так горько разжалобился, что прибегнул к… арцибискупу львовскому (римо-католическому, – Авт.) – просил, чтобы тот освободил владыку из неволи патриаршей. Так из среды владык украинских стал он чиноначальником отступления от патриархов...

Украина вообще отвыкла давно от всяких вмешательств патриархов в ее церковные дела… Отсылали к ним за благословением для новопоставленного митрополита и, только. Митрополит не знал собственно никакой власти над собой кроме правительства, владыки – тоже. И тут – небывалое – приезжают сами патриархи на Украину… Патриархи сделали большую историю из здешних обычаев, которые им казались непорядками. Например, на Украине святились в священники и на другие церковные степени люди, которые были два раза женаты, это был местный обычай (вообще-то противоречащий канонам, которые «на Украине» никто не отменял, – Авт.)… и патриархи считали таких священников поставленными беззаконно, грозили клятвами владыкам, которые бы таких священников в себя терпели, и так далее...

Владыкам… все это показалось напастью несносной: и эти греческие беспорядки и братский контроль, в которую их патриархи отдавали. И чтоб избавиться того всего, они решили выйти на тропу, на которую давно призвало их правительство и католические духовные: оторваться от патриархов и поддаться под папу римского».

Чувствуете формулировочку – не от Православия отречься, а просто предпочесть патриархам папу. Но, главное – виноваты не те, кто диагноз вынес, и лечение прописал, а те, кто посчитал предписания сии насилием над своим тонким душевным устройством. Непорядок не то, что «владыка, раз купив свою епархию у короля, привык править ею на никого не оглядываясь, кроме правительства», а те «греческие беспорядки» по которым «мещане, которых и за людей не имел шляхтич-епископ», «берутся указывать владыке». Указывать на то, что отмечают куда более добросовестные историки.

«Во 2-й половине XVI в. злоупотребление правом патроната со стороны властей привело к духовно-нравственному упадку высшего духовенства, – пишет профессор Православного Свято-Тихоновского университета Владислав Петрушко. – Епископы и настоятели монастырей в большинстве случаев назначались королем без учета их духовных качеств. Пожалование совершалось чаще всего как награда за службу монарху или просто в силу покупки церковной должности…

Многие представители высшего духовенства вели откровенно аморальный образ жизни: будучи лицами монашеского звания, открыто жили с женами или наложницами, совершали другие предосудительные поступки.

В грамоте к митрополиту Онисифору Девочке от 1585 г. галицко-русская православная шляхта (а только простые мужики, сапожники, седельники, кожемяки, – Д.С.) упрекала своего первоиерарха за то, что при его попустительстве моральный уровень высшего духовенства Киевской митрополии упал до предельно низкой отметки…

Вооруженные набеги на монастыри, имения и даже целые города, совершаемые архиереями во главе военных отрядов, были обычным явлением. Так, епископ Феодосий Лозовский штурмом овладел Владимиром-Волынским, чтобы отнять епархию у другого соискателя. В разное время насильственно захватывали Жидичинский монастырь епископ Луцкий Иона и епископ Львовский Гедеон Балобан… Епископ Луцкий Кирилл Терлецкий с целью возвращения в состав епархиальных владений замка Жабче взял его штурмом и подверг разграблению, в результате чего множество людей погибло или подверглось насилию… По его приказу совершались разбойные нападения на соседние имения, грабежи и убийства. В 1594 г. во Владимиро-Волынском суде разбиралось дело о надругательстве епископа Кирилла Терлецкого над девушкой-крестьянкой.

В условиях, когда духовно слабая иерархия не заботилась должным образом о развитии церковной жизни, именно братства и магнаты приняли на себя попечение о тех сферах жизни Киевской митрополии, которое не исполняли епископы. Развитие активности мирян в Православной Церкви Западной Руси привело к значительному оживлению церковной жизни и подъему православной культуры: развивались духовная литература и книгопечатание, создавались крупные братские и магнатские школы.

Развитие мирянской активности в Православной Церкви Западной Руси закономерно влекло за собой возникновение конфликта между высшим духовенством и мирянами, прежде всего — братствами, в деятельности которых епископы видели покушение на свои канонические права… Между тем, нельзя утверждать, что православные братства Речи Посполитой выходили в своих действиях за рамки канонов Православной Церкви. Не желая зависеть от нравственно недостойных иерархов, братства, тем не менее, не доходили в своем противостоянии с ними до отрицания канонического строя Православной Церкви и отвержения иерархии как таковой».

В то же время западнорусские епископы уже в 1590 году – за шесть лет до унии – тайно поставили папу Римского в известность о готовности признать его главой Церкви. Пастве это стало известно только 1592 году. О чём львовские братчики не только известили своего предстоятеля патриарха Иеремию (грамота от 7 сентября 1592), но и указали, что видят причину криптокатолицизма иерархов в их духовно-нравственном падении.

Ситуация во многом повторилась спустя четыре столетия.

Диагноз прежний

В конце 1990 г. наследник Киевской митрополии Украинский экзархат получил статус самоуправляемой церкви. Это стало промежуточным итогом стремлений несостоявшегося предстоятеля РПЦ Филарета Денисенко к куколю, но никак не желанием мирян, монашествующих и духовенства. Разумеется, новый статус никоим образом не умерил желаний предстоятеля УПЦ к совершенному отделению от Церкви-матери, поддерживаемых светской властью незалежной уже Украины. Но благодаря возмущению мирян, руководимых возродившимися православными братствами, епископат УПЦ нашёл в себе смелость сместить Филарета.

Увы, новый предстоятель оказался единомышленником прежнего. Только более рассудительным. Поэтому в первые годы правления митрополита Владимира Сабодана о его криптоавтокефализме (раскрытом «под рюмку») догадывался только ближний круг общения.

Да, УПЦ, как детище Филарета, в начале 1990-х сделала по инерции несколько автокефалистских заявлений, но верующими они тогда воспринимались как тактические – «с целью дезориентации противника». Ведь после смещения Филарета открытую войну объявили канонической церкви все ветви украинской власти, включая «четвёртую».

Но уже в мае 1995 года на Третьем съезде Союза Православных Братств Украины отмечалось: «В уставе об управлении УПЦ нет ни слова о том, что для Украинской православной церкви высшим каноническим органом является Архиерейский собор или Поместный собор Русской православной церкви, что патриарх Московский есть наш предстоятель. Ни в одном церковном учреждении УПЦ вы не увидите портрета патриарха, не услышите его приветственного послания в церквях».

В 2000 году предстоятель УПЦ митр. Владимир присвоил себе титул «отца» при поминании за богослужением. «Именование отцом (греч. “патрос”) прилично патриарху, но этот титул неуместен в применении к любому другому иерарху той же поместной церкви, – заметит позже глава Союза православных братств Украины Валентин Лукияник. – Поминание иерархов за богослужением имеет исключительно важный смысл для действительности таинств, и введение изменений в эту часть богослужения недопустимо без согласия с Церковным Преданием. Двум Патриархам какая-либо Церковь принадлежать не может, поэтому поминания двух «отцов» за богослужением быть не должно. Особенно, если второй Патриархом вовсе и не является. Такое серьезное отступление от литургического предания говорит о некотором завершении тайного процесса установлении автокефалии на Украине, и свидетельствует о применении тонких методов манипуляции сознанием, чтобы люди постепенно привыкли».

И всё же в эти годы подобные факты перемежались с антиавтокефалистскими заявлениями владык на местах, твёрдой позицией паладина церковного единства – главы пресс-службы УПЦ Василия Анисимова.

И только когда к власти на Украине пришёл откровенный русофоб Ющенко, предстоятель УПЦ запустил давно заготовленную торпеду под это самое единство – в виде своего личного секретаря Олэксандра Драбынко. Ему – тогда ещё архимандриту была отдана на откуп вся информационная политика УПЦ.

Пресс-служба под руководством В. Анисимова была посажена на голодный паёк и лишена своего «раскрученного» сайта. Зато в церковных СМИ всё чаще стали появляться публикации о возможности автокефалии, благах евроинтеграции и соответствующих ей ценностях (особо близких весьма нетрадиционному православному Драбынко).

Ruthenis receptis XCVI_.jpg

С духовным чадом в паломничестве к Благодати Гавайской

В течение считанных лет были отправлены на покой или за штат архиереи – сторонники единства Русской церкви. От управления Киевской митрополии и Киевской епархии были “отодвинуты” соответственно “не уловившие новых веяний” архиепископ Митрофан Юрчук и протоиерей Виталий Косовский.

Управление УПЦ перешло в руки Драбынко, вернее – его ставленников, потому как сам он (за восемь лет совершившего взлёт от диакона до митрополита в 36 лет!) в силу беспробудного пьянства ничем руководить полноценно не мог. Разве что наградным отделом УПЦ (наверное, самым доходным предприятием юного архиерея), а также финансовыми пирамидами, прикрываемых авторитетом Церкви и потоками, текущими из стремительно почкующихся епархий (возглавляемых т.н. «младоепископами» – ставленниками всё того же Драбынко).


Секретари Предстоятеля УРЦ Г. Ковалэнко и О. Драбынко в строгий пост

Те же монастыри, что не желали делиться поступлениями от благотворителей, подвергались самому форменному рэкету в стиле «наездов» епископа XVI в. Терлецкого (вспомним дело о покушении на жизнь монахинь киевского Покровского монастыря, за которое Драбынко получил от митр. Владимира взыскание возведение в сан митрополита). К тому же приходилось лично регулировать доступ к телу всё более немоществующего предстоятеля, что также не оставалось без благодарности тех, кто доступ этот получал.

Не удивительно, что ныне монах-аскет Олэксандр является одним из богатейших людей Украины, владельцем квартир и коттеджей, которым могут позавидовать даже столь отъявленные коррупционеры, как народные избранники Украины.

в самолете
Чартерное «Третье небо»

Да и сам митрополит Владимир благословил создание мощной кормушки в виде торгующей налево и направо богословскими дипломами «Украинской Ужгородской богословской академии».

Но, возвращаясь в первые «оранжевые» годы – после информ-подготовки к автокефалии, проведенной церковными СМИ, настороженные миряне уже не восприняли обращение синода УПЦ о «стремлении к поместности» как очередную убаюкивающую власть мантру.

Православные братства выступили со следующим заявлением от имени православной общественности:

«В связи с решениями Св. Синода УПЦ от 22.11.2006 г. считаем нужным высказать следующее.

Мы против автокефалии или автономии на Украине даже и на канонической основе, к ней вовсе не стремимся, а выступаем за сохранение единства с Московским Патриархатом при непременном возвращении УПЦ статуса Экзархата. На основании принципа Соборности Церкви, а также на основе братского единения восточнославянских народов считаем, что стремление Св. Синода УПЦ к автокефалии, выраженное в послании к властям и народу Украины от 22.11.2006, идет против воли Божией, т. е. является грехом — прп. Лаврентий Черниговский ясно об этом писал: «Нам, православным, ничего не надо, а только православной веры, спасения души и получения Царствия Небесного, а у нашей Матери Русской Православной Церкви все это есть».

… Можно уже сейчас назвать некоторые деяния Св. Синода УПЦ, которые, мягко говоря, являются провокационными и антиканоническими.

Не нужно забывать, что как Церковь без истинного архиерея не может существовать, так и архиерей, упорно и невзирая ни на что идущий вразрез с истиной, вопреки желанию церковного народа, ничего в Церкви не значит, и должен быть лишен своего звания хотя бы ради спасения души… Напоминаем вам о многочисленных случаях изгнания народом Божиим иерархов-еретиков и иерархов-раскольников со своих кафедр. ВАШИ ДЕЙСТВИЯ ПОДТАЛКИВАЮТ НАРОД К НОВОМУ РАСКОЛУ И, ХУЖЕ ТОГО, К ВОЙНЕ.

…Мы — русские, украинцы, белорусы и остальные народы, живущие на территории бывшей Российской Империи, породнены как узами семейными, так и общей историей и культурой, а более всего — и Единой Русской Православной Церковью…

Оттого-то так и ненавистна Православная Церковь творцам нынешней украинской политики… Они прилагают невероятные усилия для того, чтобы разрушить церковное единство. Здесь, впрочем, почти не требуется изобретать что-то новое — достаточно лишь изучить те наработки, которые издавна применял Ватикан в своей восточной политике. Не секрет, что политика Ватикана на Украине всегда ставила целью образование автокефалии с последующей унией».

В ответ братства были специальным определением синода обвинены в неком «политическом православии», а главу Союза православных братств отлучили от причастия.

С победой Евромайдана казалось, все препятствия к триумфу «украинской автокефалии» сняты. Но «православный президент» Порошенко и столь же православный митрополит Драбынко не учли фактор Бога.

На место впавшего в кому митр. Владимира местоблюстителем был избран истинно верующий митрополит Онуфрий. С утверждением его предстоятелем «отлучение» Лукияника было отменено. Со всех руководящих должностей были сняты секретари митрополита Владимира Ковалэнко и Драбынко (они же – подельники в деле о «недостаче» миллионов на курируемом ими строительстве кафедрального собора, задуманного как самого крупного в мире). За Драбынко, правда, был оставлен единственный в Киеве украиноязычный приход, в котором теперь польские монашки рекламируют с амвона католическое радио. Да и сам настоятель мало чем отличается от католика.

Ковалэнко же, то ли на ворованные, то ли грантоедские средства основал ныне благословлённую клиентом Госдепа патриархом Варфоломеем экуменическую конторку под названием «Открытый православный университет Софии-Премудрости». В качестве ректора этого «университета» (штат которого, похоже, состоит из самого «ректора» и приходящей уборщицы) он участвует в практически еженедельных сборищах, устраиваемых «УГКЦ» для продвижения давней униатской идеи некой «Киевской церкви» (крещение киевлян, мол, состоялось до т.н. Великого раскола, поэтому «киевская европейская церковная традиция» всегда отличалась от азиатской «московской», а сам Владимир, следовательно, является общий крестителем для униатов и православных, тогда ещё признававших первенство папы Римского).

Ещё в 2009 г. идея эта была подхвачена штабом автокефалистов в составе тогдашнего главы ОВЦС УПЦ   архимандрита-коррупционера Кырыла Говоруна, главы Информационно-просветительского синодального отдела вора-протоиерея Гэоргия Ковалэнко, и спичрайтера Драбынки протоиерея Андрия Дудчэнко, что в итоге вылилось в программный доклад Драбынко об эволюции «Киевской идеи» от великих киевских святителей (автора «Слова о законе и благодати» митрополита Иллариона, яростных борцов с унией митрополитов Иова Борецкого и Сильвестра Косова) до… «украинского интегрального национализма». После чего в вышеупомянутой «Украинской духовной академии» стали регулярно служиться панихиды по униатам Бандере, Волошину, Шухевичу и прочей фашисткой нечисти, а на сайте заведения вывешиваться карикатуры на патриарха Кирилла и ценности русского мира.

О пользе самолечения

На прошлой неделе вышеупомянутый Дудчэнко устроил в униатском Украинском католическом университете во Львове презентацию своего «Молитвослова единства христиан», который, дескать, призван «оживить молитвенную жизнь, чтобы все читатели (не молитвенники, заметьте, – Д.С.) открывали для себя радость и глубину общения с Богом». Как пояснил автор-составитель, в предыдущие тысячелетия в молитвах преобладали темы покаяния и «самобичевания». Всё это, наряду с самоидентификацией «рабы Господни» создаёт, видите ли «негативные ощущения». Ну а начинается молитвослов сей, естественно, с молитвы за «единство украинского православия». Поэтому, очевидно, для придания присущей украинству некрофильской жизнерадостности к утвержденному еще в XVII в. молитвенному правилу, последнему приданы молитвы «за Украину и украинский народ, во время нашествия врагов» и «о жертвах Голодомора».

Кстати, в тот самый год, когда автокефалистское лобби явило свою «Киевскую идею», оно же продавило через синод и определение голода 1932-1933 годов в СССР «геноцидом украинского народа». И это также не осталось без внимания православных братств. По инициативе главы всеукраинского братства Александра Невского Юрия Егорова на предсоборном (перед выборами патриарха Московского) съезде православной общественности Украины была принята следующая резолюция.

«Православная общественность с крайним недоумением восприняла решения Синода с формулировкой «геноцид» по поводу голода 32-33 гг. Это заявление иначе, как политическим, назвать нельзя. Как известно, не на Украине, а в США начали активно разрабатывать тему голодомора-геноцида именно в целях политического давления на Россию еще в 80-х годах прошлого столетия.

Непонятным для многих православных верующих являются формулировки решений Синода УПЦ по поводу наименования киевскими властями улицы, на которой находится Киево-Печерская Лавра в честь отлученного за тяжкие грехи от нашей Церкви гетмана И.Мазепы. Следует ли это понимать как поддержку политики государственных властей, направленной на прославление анафематствованного грешника?».

По поводу подготовки к Поместному собору было сказано следующее: «Верующие даже не слышали, чтобы в их общинах выбирали делегатов на епархиальные собрания. Очевидно, что при этом нарушается принцип соборности – вопрос о выборе делегатов от мирян на Поместный Собор решается без участия самих мирян, келейно. Но без голоса представителей наиболее авторитетных Всеукраинских православных общественных организаций информация о церковной ситуации на Украине будет неполной, особенно в условиях усугубления нездоровых проавтокефальных тенденций.

Среди этих тенденций следует отметить усиление влияния группы архиереев, которые выступают за автокефалию УПЦ. За последнее время она только повысила свой статус. Например, открытый сторонник автокефалии УПЦ владыка Софроний стал митрополитом. И происходит это на фоне отставки архиереев – убежденных сторонников единства РПЦ, которых в дееспособном возрасте отправили на покой.

С другой стороны, попадают под осуждение Синода УПЦ наиболее активные сторонники единства РПЦ. Многие считают, что осудили братства за участие в Крестных ходах против втягивания Украины в чуждую и враждебную восточнославянским православным народам цивилизационную структуру Запада – НАТО, против которой, выступает подавляющее большинство народа Украины».

Отметим, в то же время открытая агитация за евроинтеграцию митрополитов Владимира Сабодана и Луки Ковалэенко в качестве «политического православия» Синодом УПЦ, разумеется, не нарекалась.

Сегодняшним священноначалием УПЦ жупел «политического православия» отправлен в чулан. Но все его сотворители остаются в лоне канонической церкви, и от её имени выступают на совместных с униатами и филарэтовцами конференциях (включающих совместные молебны), где доказывают «закостенелость» самого понятия каноничности.

В XVI-XVII вв. предшественники нынешних криптокатоликов, мздоимцев, пьяниц и любодеев сами очистили от себя Церковь. В итоге Она, казалось бы, безнадёжно увядшая на юго-западе Руси, дала целый сонм малороссийских просветителей от Иова Борецкого и Петра Могилы до святителей Великороссии, о которых историк писал: «Какими чудными мужами Церкви, которые все возникли из пределов Малороссии, утешил Господь великую Россию! Филофей Лещинский и Иоанн Максимович – они оба на западе Сибири, епископ же Иннокентий на востоке в Иркутске… Святитель Димитрий в Ростове, местоблюститель Стефан в столице, ревностный защитник Православия и достоинства Иерархии, Лазарь и Феодосий в Чернигове, Варлаам в Киеве! Не часто повторяется столь утешительное явление в летописях церковных».

Не достаточно ли этого примера для прополки церковной почвы и в наше нелёгкое время?

Фонд стратегической культуры

Tags: Драбинко, Коваленко, УПЦ МП, автокефалисты, униаты
Subscribe

Posts from This Journal “автокефалисты” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments