Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Дмитрий Скворцов

Что может быть хорошего от закона о продаже земли

Итак, намордники не спасли верховных депутатов от коЛоновируса.
Но.
Если после решения о распродаже "украинской земли" действительно ослабят карантин, это не может не радовать.

В конце всё равно придут русские и выгонят всех с пляжа. Потому что земля русская.

Дмитрий Скворцов

Как Украину превращали в «не Россию»

От Кравчука до Зеленского: хроники государственной русофобии. Часть вторая.



Как мы отметили в публикации, посвящённой периоду Кравчука, победивший его на досрочных выборах Кучма пришёл на волне, мягко говоря, усталости народа от трескотни о «непреходящей ценности независимости». Тем более, что патетика лилась на фоне обнищания, экономической разрухи и разгула криминала.

Но был ли Кучма действительно тем, за кого его принимали начинающие тосковать о временах Союза?

Читать дальше...

Зеленский вступил в войну с русскими Украины

Остаётся ли у «национального меньшинства» хоть какой-то способ защитить свои права в тоталитарном нацистском государстве?

Весной прошлого года, когда Зеленский был уже избран президентом, но обязанности главы государства ещё продолжал исполнять Порошенко, последний выдал «дембельский аккорд» – подписал одиозный закон о державной мове (по сути – закон о тотальном вытеснении русского языка из всех сфер общественной жизни). Все тогда были уверены, что так уходящая власть патологических русофобов подложила свинью «ревизионистам», победившим на волне отвращения большинства населения Украины ко всей этой «армии, мове, вире». Да и продолжал строить из себя клоуна, обещая изучить закон, столь взбудораживший его собственный электорат (как будто, не мог сделать это ещё как кандидат).

Не изучил. Что вполне объяснимо. Одно дело не подписывать столь «неоднозначный» документ, другое дело – подвергать ревизии одно из самых ярких проявлений гидносты, за которую, как известно, скакал Святой Майдан. Поэтому у 73%, проголосовавших за Зе во втором туре, оставалась надежа, что «Слуга народа» хотя бы не примет закон об образовании, имплементирующий соответствующие положения закона Порошенко о тотальной украинизации.

Приняли. Хотя прекрасно знали, что с «реформой образования» от предыдущей «міністерки»-сорососки Гриневич «нацменьшинства» (а все они, вне сомнения, вошли в вышеупомянутые 73%) вели бои с 2017 г. Борьба эта была поддержана Будапештом, Варшавой, Москвой, Софией, Афинами, Кишинёвом и даже НАТО. Буквально за месяц до принятия закона об образовании, его положения (как прописанные в законе о мове) были подвергнуты уничтожительной критике со стороны Венецианской комиссии.

Не проняло. Рассмотрение и приятие закона Верховной Радой заняло у «новой власти» всего 20 минут. Монобольшинство всего такого либертрианского «Слуги народа» с ходу приняло законопроект пещерной львовской русофобки Гриневич (та в первый же год незалежности заняла должность замдиректора школы по нацивоспитанию и так пошла по этой благодарной стезе).

Соросятник нового созыва внёс лишь парочку косметических изменений для замыливания глаз европейских озабоченных правами «национальных меньшинств» (на самом деле, коренных, а в случае с великороссами – и государствообразующих народов современной Украины). Зеленский же, имплементировавший своей подписью положения порошенковского закона о мове и яценюковского законопроекта об образовании (Гриневич стала министром по квоте «Фронта Змин»), расписался в том, что является прямым продолжателем гуманитарной политики Порошенко–Яценюка–Турчинова.

Что же теперь делать тем наивным (мягко говоря) русскоязычным, которые связывали с Зеленским надежды на восстановление своих культурных прав? «Обращаться в Лигу Наций!», – посоветовал бы другой предшественник Зе, гроссмейстер О.Бендер. Но в том лишь доля шутки.

Читать дальше...


От Кравчука до Зеленского: хроники государственной русофобии. Часть первая

Основанная на лжи

В последнем нашем материале – по поводу подписанного Зеленским закона об искоренении русского языка из среднего образования на Украине – мы вспомнили, что нынешняя самостийность начиналась со лжи о том, «что в новом независимом европейском государстве русским будет житься лучше, чем в России».

1 ноября 1991 года, ровно за месяц до референдума в подтверждение августовского Акта независимости Украины, Верховная Рада под руководством фаворита президентской гонки Леонида Кравчука принята Декларацию прав национальностей. В ней, в частности, заявлялось, что «украинское государство гарантирует всем народам и национальным группам право свободного пользования родными языками во всех сферах общественной жизни (выделено здесь и везде мной, – Д.С.), включая образование, производство, получение и распространение информации». Отдельно, говорилось, что «украинское государство обеспечивает право своим гражданам свободного пользования русским языком». «В пределах административно-территориальных единиц, где компактно проживает определенная национальность» Декларация предусматривала «функционирование ее языка наравне с государственным языком».

Читать дальше...

Дмитрий Скворцов

Глас народа

Забрёл вчера на стройку. Ну, выходной, всё стоит, а проход открыт. Решил срезать путь. Как набежали охранники в ужасе! Типичные селюки – обветренные, загорелые уже и пропитые.
“А чё ж ваше начальство табличку не закажет «Проход запрещён?”, - спрашиваю.
Они: «Так вони ж з Бандерштату – нормальних слів не знають. А ви ж нормальний чоловік – з Кієва, навєрно. Шо, не бачите, шо стройка?».

В общем, радует. Осталась ещё какая-то глубинная чистоплотность у наших несчастных задуренных и затурканных людей.

Дмитрий Скворцов

Любой язык за ваши деньги!

Как подписанный Зеленским закон об образовании «обеспечивает свободы» русскоязычным гражданам Украины

«Никто из участников образовательного процесса не должен подвергаться никакой форме дискриминации, в частности – испытывать какие-либо ограничения в образовательном процессе», – провозглашает статья 8 Закона «О полном среднем образовании», подписанном в пятницу президентом Украины. Но только, если «участник образовательного процесса» – представитель титульной политической нации. Ведь особый цинизм процитированной «декларации о свободах» в том, что заявляется она после статьи того же закона, которой вводится тотальная дискриминация русскоязычных детей. Каковых на Украине – до половины (судя по распространённости языков внутрисемейного общения).

Читать дальше...

Дмитрий Скворцов

Парк периода гидносты

На днях впервые за несколько лет прошёлся по родному Соломенскому парку.

В моём детстве это был подлинный останец дикой природы – один из крутых трёх яров Батыевой горы, сохранявший девственные черты лесов вокруг Киева времён того же Батыя (который, впрочем, на «Батыевой горе» никогда не бывал).

Зимой это был рай для детей с санками. А на лыжах после скоростного спуска длиной метров сто, можно было ещё добрых полкилометра катиться вниз с удовольствием.

Однако в середине 80-х яр решили перепрофилировать в рай для мамочек с колясками и пенсионеров с палочками. Устроили асфальтированные террасы-аллеи, поставили скамеечки, наделали фонтанов и искусственных водопадиков. Впрочем, для саночного счастья отдельные участки ещё сохранялись.

Но всё это теперь требовало ухода.

С наступлением незалежности, фонтаны поочерёдно выходили из строя, водопады, соответственно, чахли, гранитная кладка (посаженная на советский ещё цемент) разваливалась. И всё же что-то где-то пытались латать, а сам парк хотя бы убирать.

И вот пришла гиднисть… Предлагаю попышатыся лишь основной тропой. Что там на периферии, можно только представить.

Stairway to Heaven або "Рабів до раю не пускають".
Stairway to Heaven або "Рабів до раю не пускають".

Весенне-осенние потоки превращают аллеи в вымоины.
Для противодействия эрозионным процессам у Кличко не придумали ничего более нанотехнологичного, как 

Collapse )


Дмитрий Скворцов

Карма Божия?

 В Греции беженцы разрушили первый православный храм.

Я, конечно, ни разу не сторонник теории столь быстрых и очевидных "кар Божиих" и уж тем более — «Закона кармы». 

И всё же, не начало ли это глобальной ответки? Не за предательство ли своё страдают греки ныне от сарацин, попущенных им с канонической территории стамбульского патриархата?


Дмитрий Скворцов

Девять месяцев президентства Зеленского: Как «равноудалённость от церквей» породила чудовище



27 февраля Кабмин Украины утвердил на должности главы госслужбы, отвечающей за религию кандидатуру Олэны Богдан – креатуру соросовских фондов и протеже министра украинской культуры Бородянского (в свою очередь, человека олигарха Пинчука – лучшего украинского друга того же Сороса). Достаточно сказать, что по результатам собеседования с конкурсной комиссией министерства Богдан (сменившая фамилию с неблагонадёжной Богданова) заняла лишь третье место. По мнению коллеги Виктора Бобра, даже в своих «исследованиях» социолог Богдан умудрилась демонстрировать явное предпочтение «автокефалии церкви Украины». И это понятно – Богдан и раньше «вскрывала» «реакционный характер» канонического Православия.

Разумеется, данное назначение не могло состояться без ведома Офиса президента, учитывая, что премьер Гончарук после нескольких «залётов» (утечка данных о зарплатах в правительстве, прослушка с саморазоблачением «профана» и выявлением «тумана в голове президента») пребывал на крючке у Зеленского.

Так совпало, что того же 27 февраля с демаршем в отношении канонической Церкви выступил украинский МИД. В связи с визитом предстоятеля УПЦ (МП) митрополита Онуфрия в бушующую Черногорию посольства Украины в Сербии и в Черногории одновременно выступили с антиконституционными заявлениями.

Здесь нужно отметить, что МИД, это какой-то заповедник профессиональных порохоботов – то ли необходимое количество более-менее квалифицированных соросят не вырастили за 30 лет незалежности, то ли – и это ближе к правде – Зеленский и здесь боится тронуть субстанцию из массы «заслуженных патриотов, зарекомендовавших себя в гибридной войне с коварным агрессором по всему миру».

Так вот, по мнению украинских дипломатов, предстоятель единой соборной Церкви на Украине не имеет права комментировать проблемы, с которыми столкнулась ТА ЖЕ единая соборная Церковь в Черногории. То есть, его же – митрополита Онуфрия единая Церковь. Ну, потомственные прохвессионалы из украинского МИД глубже разбираются в экклекзиологии и каноническом праве, нежели какие-то там митрополиты (в том числе Черногорский, собственно, и предоставивший трибуну своему киевскому собрату). Следует понимать, каноническое право и вытеснило из скромного мыслительного аппарата дипломатов право конституционное. По которому на Украине церковь отделена от государства. А значит, ретивые дэржслужбовци превысили полномочия, что карается по закону.

Более того, посольство не придумало ничего лучшего, чем, характеризуя церковные полномочия предстоятеля УПЦ (МП), цитировать пресс-службу совершенно иной деноминации. В частности то, что «единственным предстоятелем автокефальной Украинской православной церкви, митрополитом Киевским и всей Украины… является Его Блаженство Митрополит Епифаний».

Наконец, на странице посольства Украины в Монтенегре (раз уж власти данной страны не смущает англоязычное название представительства, а не на государственном языке Черногории) сообщается, что «такие митрополиты, как Онуфрий, являются просто прошедшими инструктаж чиновниками политических и военных кругов».

ОВЦС УПЦ (МП) в обращении к внешнеполитическому ведомству заявил, что посольство в Черногории «вышло за пределы полномочий и функциональных обязанностей этой структуры исполнительной власти». МИД же в ответ лишь поддержал действия своих представителей: УПЦ (МП) была охарактеризована как субъект «агрессии РФ против Украины, которая происходит в разных измерениях», и «на этот раз ее объектом стали наши коллеги-дипломаты, работающие в Черногории».

«Обнародованные Посольством оценки отразили восприятие украинских межконфессиональных отношений в государстве пребывания», – говорится в комментарии МИД. Нет, это не совсем белиберда. Имеется в виду, что посольство Украины в Черногории перепечатало на своей странице пасквиль на УПЦ (МП) какого-то местного «джукобота», выдав его за всеобщее (следует понимать) отношение черногорцев к канонической Церкви на Украине. То есть – к своей же единой соборной Церкви, но той её части, что действует на Украине.

О том, каково на самом деле «восприятие украинских межконфессиональных отношений в государстве пребывания» свидетельствует то всеобщее ликование, с которым сто тысяч участников ежегодного Крестного хода встретили предстоятеля ИХ Церкви на Украине. Поэтому, можно констатировать, что украинское посольство поучаствовало в клевете не только на Церковь, но и на черногорцев. Об этом Киевской митрополии не мешало бы сообщить Черногорско-Приморской митрополии. Что бы и там отреагировали.

Но даже если представить на минутку, что это была не ложь. Дело ли посольства Украины информировать «страну пребывания» о восприятии в ней же чего бы-то ни было? Неужели без иностранных посольств Черногория не в состоянии познать себя сама? Разве функции посольства – не информировать «страну пребывания» о восприятии чего-либо в стране, которую посольство представляет.

Как водится, информационным стуком поддержали МИД униатские ресурсы Украины

Всё это заставляет задуматься, насколько закономерны события конца февраля – спустя 9 месяцев после вступления в должность президента, который обещал не вмешиваться в дела церкви.

И поначалу, вроде бы, так и было.

Collapse )

Ян Таксюр

ТРУДНЫЙ ЗАКАЗЧИК

Юрик с мягким, всепонимающим выражением лица вежливо кивал и очаровательно улыбался. Во всяком случае, сам себе он казался воплощением очарования и доброжелательности.

– Короче, надо, чтоб было прикольно. – Тимур говорил устало и как-будто с лёгким отвращением. При этом он смотрел не на Юрика, а куда-то поверх его головы, сквозь окно кафе, туда, где была автостоянка. – Ну, короче, чтоб все ржали.
Представитель заказчика, который вчера по телефону назвался Тимуром, мельком глянул на Юрика, как на досадное недоразумение в своей молодой жизни, и снова стал смотреть вдаль.
– Я вас прекрасно понимаю, – проникновенно проговорил Юрик. – Всё будет замечательно!
Юрику за пятьдесят. Но из-за маленького роста, гладкого личика без морщин и природной суетливости он выглядит моложе. Эдаким постаревшим мальчиком.
– Слушай, а чего ты ничего не записываешь? – спросил Тимур.
– Я всё запоминаю. Уверяю вас. Я, можно сказать, ловлю каждое ваше слово.
Юрик попробовал пошутить. Но Тимур, крепкий, широкогрудый, лет тридцати пяти, одетый в дорогую рубашку с металлическим отливом и модный костюм, по-прежнему смотрел без всякого дружелюбия и даже чуть гадливо.
– И ещё запомни, – Тимур впервые прямо посмотрел на Юрика, и от этого взгляда больших мутно-серых глаз Юрику стало неуютно и боязно. – Про хозяина ни слова.
– То есть, не говорить про отца невесты? – уточнил Юрик.
– Ни слова, ты понял?
Оставаясь милым и приятным, Юрик всё же позволил себе удивиться:
– Но обычно на свадьбе положено давать слово родителям.
На костистом лице Тимура промелькнула кривая улыбка.
– Хозяин сам знает, что положено и что не положено. – И он так глянул на Юрика, что тот быстро опустил вниз свои живые карие глазки и стал невинно рассматривать ботиночки тридцать восьмого размера.
Юрик, известный в Киеве актёр, конферансье и тамада, уже давно не встречал такого пренебрежительного отношения к себе. Чаще всего, ему удавалось расположить, или, как он выражался про себя, покорить собеседника. Но здесь всё было иначе. Все усилия упирались в невидимую холодную стену, за которой угадывалась какая-то другая жизнь. Что-то тяжёлое, злое и опасное. Хотя, по правде сказать, Юрик знал, какая это жизнь. И знал, почему от звука глуховатого, бесцветного голоса Тимура ему хочется поскорее убежать. Но аванс на этот раз был выдан такой щедрый, какого Юрик никогда раньше не получал. И потому, он заставлял себя думать, что всё обойдётся.
– А можно мне хотя бы список гостей, – спросил Юрик чуть слышно.
Тимур достал из бокового кармана пиджака и бросил на стол небольшую прозрачную папку. Потом он встал, высматривая кого-то возле барной стойки.
– Я прошу меня понять, – Юрик сделал попытку закончить разговор на примирительной ноте. – Я ведь хочу, чтобы всё прошло на высоком художественном уровне.
Тимур не расслышал сказанного и резко обернулся:
– Какие, нахер, художники! – Никого не рисовать и не фотографировать! Ты меня понял?
Он направился к бару, но не дошёл и вернулся.
– Что-то я ещё тебе хотел сказать. – Тимур немного постоял, размышляя. Потом с досадой посмотрел на Юрика, словно тот был виноват в том, что из большой бритой головы Тимура вылетела важная мысль. Но тут у представителя заказчика зазвонил телефон, и он, так и не вспомнив, что хотел сказать Юрику, стремительно двинулся к выходу из кафе.
Свадьба была назначена в «Золотом орле». В ресторане для людей богатых, но не желавших шумного внимания публики и журналистов. Видимо, поэтому, «Золотой орёл» был словно спрятан за первым рядом домов, выходивших на Крещатик. Красные стены внутри ресторана были отделаны серым мрамором с золотыми лилиями. Юрик никогда здесь раньше не работал. Но знал, что место очень престижное.
Юрик приехал задолго до начала и прогуливался возле сцены, где уже настраивались музыканты. Официанты двигались степенно, с непроницаемыми лицами и с большим достоинством. У Юрика был свой тайный план на эту свадьбу. Он задумал потрясти гостей. И он знал, что на это способен. Потому что Юрик, и в самом деле, был талантлив.

Collapse )